Юрий Лотман. Пушкин. Статьи и заметки

Приближается 6 июня — Пушкинский день, очередная годовщина со дня рождения А.С. Пушкина. И в преддверии этой даты самое время поговорить о вошедших в список «Сто золотых книг» работах выдающегося пушкиниста Юрия Михайловича Лотмана (1922-1993). Ю. Лотман был учёным с мировым именем, изучал историю литературы, культурологию, преподавал. Он основал университетскую школу семиотики — науки, исследующей свойства знаков и знаковых систем: скрытый, символический смысл поступка и слова человека реального, литературного героя или автора, создавшего незабываемый образ. Огромную часть наследия Ю. Лотмана занимает исследование творчества Александра Сергеевича Пушкина. Учёный превосходно знал также окружение поэта и его эпоху, умел интересно рассказать о ней. Эти рассказы были записаны для телевидения и послужили основой передач на канале «Культура».

Много раз с разных сторон подходил Ю. Лотман к самому знаменитому произведению А.С. Пушкина — роману в стихах «Евгений Онегин». В данном сборнике — статьи, исследования и лекции, написанные Ю. Лотманом о романе в стихах.

Мы многое знаем о великом произведении литературы. Большие фрагменты текста «Евгения Онегина», а то и роман целиком, часто заучиваем наизусть... даже не стараясь специально. «Мой дядя самых честных правил» - как-то само собой запоминается. В годы моего детства роман «Евгений Онегин» часто читали вслух по радио, красивые стихи западали в душу. А уже в младших классах на тему «Зима» заучивали с радостью стихотворные отрывки вроде того, где «на красных лапках гусь тяжёлый» вместо того, чтобы поплыть по воде пруда «скользит и падает».

Но, видимо, мы никогда не будем знать действительно ВСЕГО о смыслах, заложенных в роман, о том, как он создавался, о прототипах главных героев, о том, какими видел их сам автор, о великой тайне пушкинского языка.

«Самая лёгкость стиха, привычность содержания, знакомого с детства читателю и подчёркнуто простого, парадоксально создают добавочные трудности в понимании пушкинского романа в стихах».

(Ю. Лотман)

Почему роман — словно выхваченный из реальной жизни её небольшой кусочек? Почему он как будто не закончен — в нём нет логического завершения судеб главных героев, нет «нравоучения», нет «философии»?

Почему Татьяна отказывается от своей любви к Онегину? Или всё-таки не отказывается? Современные Пушкину критики, оказывается, спорили... почти до хрипоты (почти — потому что спорили письменно): что достойней — быть верной долгу или стараться не упустить счастья (весьма сомнительного)? Однако, сам Пушкин сказал: ну нет, Онегин Татьяны не стоил...

Пушкин не только видит в романе литературном страничку, словно вырванную из жизни, но и сравнивает Жизнь (да-да, с заглавной буквы!) с романом, приравнивает её переживания — к чтению.

Расставание с героем приравнивается к образу оборванного чтения.

Вот как пишет Ю. Лотман о романе «Евгений Онегин»:

«Это произведение скрывает в себе в потенциальном «свёрнутом» состоянии последующую историю русского романа... Уже поэтому не следует надеяться на «окончательное» решение проблемы «Евгения Онегина». Мы можем лишь идти, приближаясь к цели. Дойти до неё, пока роман остаётся для нас живым явлением культуры, видимо, невозможно.

Но если «Евгений Онегин» - скрытая в зерне будущая история русского романа, то одновременно он и концентрированный итог предшествующего художественного развития...»

В романе обычные люди примеряли на себя маски популярных в то время литературных персонажей. А теперь герои романа сами стали некими символами для ныне живущих людей, но остались очень живыми и жизненными.

Интересно, что бы сказал Ю. Лотман о забавной экранизации пушкинского романа Голливудом в 1998 г. (фильм М. Файнс «Онегин»)?

***

P.S. «Одна из замечательных способностей Пушкина — способность находиться с нами в состоянии диалога... Пушкин притягивает нас, как сама жизнь...»

(Ю. Лотман)

 

Зенкова Евгения Николаевна, ведущий библиотекарь ГАУК ТОДНБ