Виктор Астафьев. Царь-рыба

1 мая 2014 года исполнилось 90 лет со дня рождения одного из самых знаменитых писателей России — Виктора Астафьева. Он родился в селе Овсянка под Красноярском, там же прожил и большую часть своей жизни, не променяв малую родину на столицу.

Детство его было сиротским: отец репрессирован, мать утонула. Мальчика воспитывала бабушка, потом он попал в детский дом. В школе проявился у будущего писателя дар Слова, любовь к Слову и к Книге.

Вот как он сам об этом пишет в сборнике «Заветное», составленной из коротких новелл и отрывков из других произведений: «...Я любил читать; читал без разбора и передыха всё, что попадало в руки, дрался из-за книг, даже воровал их, не считая это большим грехом.

… Игнатий Дмитриевич Рождественский, сибирский поэт... преподавал в нашей школе русский язык и литературу... вёл уроки с нарушением всех педагогических методик и инструкций. Очень полюбили мы самостоятельную работу — не изложение писать, не зубрить наизусть стихи и прозу, а сочинять, творить самим».

Виктор Петрович Астафьев прошёл войну. Жена его — тоже фронтовик. Поэтому жизнь без прикрас хорошо ему знакома.

Наиболее известны его произведения, написанные в жанре «повести в рассказах» - «Последний поклон», «Царь-рыба».

В повести «Царь-рыба» описаны жизнь и труд простых, бедных людей на северной реке, добывающих огромной ценности рыбные богатства. Иногда повествование писателя очень возвышенно и красиво, но соседствует со страницами шокирующими, описывается грубо тяжелая жизнь без прикрас.

В своей повести автор встает на защиту природы, осуждает хищничество и браконьерство. Иногда в прямых публицистических высказываниях. Иногда в символичных сценах. «Смертельное противоборство Игнатьича с угодившим в его изуверски налаженную сеть красавцем осетром — это уже не просто очередной эпизод в печальной хронике местного браконьерства. Схватка, в которой едва не погибли и Царь-рыба, и сам её жадный ловец, приобретает тревожный... смысл. Тут нельзя не задуматься уже о судьбе всей природы и всего человечества». (Андрей Турков).

Сочувствует Виктор Астафьев детям, часто вынужденным уже с десятилетнего возраста помогать взрослым, а то и работать вместо немощных или пьющих родителей. «Дети — это наш суд на миру, наше зеркало, в котором совесть, ум, честность, опрятность нашу — всё наголо видать»

Почти вся вторая часть книги — история жизни простодушного молодого человека, вечного работяги — Акима. Детство его — без отца в многодетной семье — было нелёгким, а дальше — не только постоянный тяжёлый труд, но и страшные испытания, описанные реалистично, а не романтично, как в приключенческих книгах.

Аким ведь подлинный подвиг совершил, спасая от смерти, заботливо выхаживая во время болезни, выводя к людям из глухой тайги едва не погибшую в лесу девушку Элю. Аким во время отчаянных попыток добраться до ближайшего человеческого жилья со спасённой им девушкой не забыл стесать со стены приютившей их избушки, сделанную кем-то похабную надпись. Расставаясь с Элей, он просит извинить его за «нескромное поведение» («выражался когда...»). Да-да, и что-то вроде любви между Элей и Акимом тоже было. Но быстро угасает — ведь Эля «неровня» необразованному Акиму, да ещё и опошлена душа её городской жизнью, словно она рано состарилась.

Гога Герцев — виновник того, что Эля оказалась в опасности, сатирически изображён писателем ещё и через его глупо-самодовольный дневник. Интересно, кто автор приведённых в дневнике «декадентских стихов»? Ужели сам Астафьев?

Творчество В. Астафьева всегда высоко оценивалось, он дважды Лауреат Государственной премии СССР, независимой премии «Триумф», Государственной премии России.

Но с годами его обострённое правдолюбие приобретало порой чересчур жёсткие формы. По его мнению, чуть ли не публичной порке (наверное, всё-таки моральной) подлежали: 1. другие писатели; 2. люди, чьи убеждения и взгляды расходились с астафьевскими; 3. накрашенные женщины; 4. некие несчастные дети, назвавшие своё объединение «Бригантина» («Зачем в честь разбойничьего корабля?»). А уж о Великой Отечественной войне высказывания мелькали и вовсе далёкие от «политкорректных». Этого писателю не простили коммунисты из Красноярской Думы и не дали ему повышенную персональную премию.

А память о Викторе Астафьеве свято хранят в Овсянке, где дом его стал мемориальным музеем. На родине писателя открылась построенная по почину Астафьева и во многом на его средства библиотека. «Выглядит она куда скромнее высящейся неподалеку... Красноярской ГЭС, но тоже способна незаметно, неслышно давать людям свою особую энергию, осветить жизнь новым светом.... внести свою драгоценную долю в дело возрождения России...» (Андрей Турков).

Памятник писателю стоит в Красноярске.

А нам с детства запомнился образ бабушки, пряник в виде лошадки с розовой гривой, новенькие штаны, сожаление о погубленной понапрасну птице, история дяди Кузи — куриного начальника, злой крысы Милахи и геройского кота Громилы... Они говорят нам о том, что и в годы обездоленного детства, знакомо счастье тому, кто умеет любить окружающий мир.

Зенкова Евгения Николаевна, ведущий библиотекарь ГАУК ТОДНБ