Владимир Арсеньев. Дерсу Узала

Арсеньев Владимир Клавдиевич (1872-1930) – прозаик, этнограф, археолог, историк. Родился в Петербурге, но с молодых лет был увлечён Дальним Востоком, отправился в малоизведанный край и долгие годы работал, изучая его.

В. Арсеньев – наследник великих русских путешественников. И предшественник таких писателей, как В. Шишков, Г. Федосеев, О. Куваев – они тоже воспели природу Сибири и Севера, жизнь аборигенных народностей, увлекли своим творчеством многих читателей, ставших впоследствии энтузиастами освоения отдалённых районов России.

Четыре раза Арсеньев погибал в тайге от голода, два раза подвергался нападениям диких зверей (и таинственного паранормального «летающего человека» горы Пидан), три раза тонул, едва не погиб на маленькой шхуне, которую тайфун носил по Охотскому морю девять суток. Судьба до времени хранила писателя. Но в 1930 г. в одной из своих экспедиций он заболел и умер.

Его книги, рассказывающие о путешествиях по Уссурийскому краю, очень любили читатели в XXвеке. Особенно мальчики. Воспринимали «в одном ряду» с приключенческой литературой иностранных писателей. М. Пришвин считал, что книги В. Арсеньева послужат для воспитания юношества лучше, чем Майн Рид. И правда: мы находим в этих повестях психологическую проникновенность, точность деталей, тонкое чувство природы. Хотя сейчас они воспринимаются скорее, как научно-познавательные, документально-художественные книги.

В незнакомой местности, среди суровой природы – много ли смогли бы сделать самые отважные путешественники без помощи местных жителей? А ведь главные герои (в кавычках и без оных) сами себя воспевают, но окружающие сливаются для них в единую безликую массу: подумаешь – проводники, носильщики…  Арсеньев думал не так. По его словам: «Дикарей», «диких людей» и «диких народов» нет вовсе… мышление так называемого дикаря нисколько не ниже мышления европейца. Русские люди помогут орочам, удэгейцам, нанайцам подняться из тьмы к свету. Они поведут их за собой по-новому счастливому пути». Нужно надеяться, что всё так и будет…

До сих пор среди народов Дальнего Востока бытуют легенды о защищавшем их «русском капитане», его называли братом.

В 1906 году произошла встреча путешественника и писателя Арсеньева с охотником Дэрчу из рода Очжал (на русский манер – Дерсу Узала). Он стал помощником и другом «капитана» (так называли жители Уссурийского края русских государственных служащих). А в литературе появился главный герой повестей «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала». Они часто издаются под одной обложкой, с 1923 года за полвека переиздавались 70 раз, переводились на множество языков стран Европы и Азии. Дерсу узнал практически весь мир. Его часто называют удэгейцем, хотя вообще-то он – «гольд», так в начале XX-го века именовали нанайцев.

Дерсу Узала стал обобщённым образом, символом человека с «анимистическим» мировоззрением древнего язычника – для него вся природа – одушевлённая и живая.  Портрет этого героя согрет теплотой сердца писателя, его покорили честность Дерсу («прямо-таки трогательная»), его гостеприимство и внимание к людям, уважение к старшим, понимание и знание природы, самостоятельность и приспособленность к жизни в тайге.

М. Горький писал, что В. Арсеньеву в его произведениях «удалось объединить в себе Брема и Фенимора Купера».

Несомненно, образ Дерсу Узала оказал влияние на появление в русской литературе героев, которые его весьма напоминают. Это, например, эвенки Улукиткан и Карарбах (книги Г. Федосеева «Тропою испытаний», «Последний костёр», «Злой дух Ямбуя»);  чукотский пастух Квяе (О. Куваев «Территория»). Обидно, что сейчас такая литература, воспитавшая поколения геологов, географов, исследователей природы – и возможностей её полезного освоения, практически подростками не востребована и выпала из школьной программы. Ну, это уже личное. Возможно, про трансформеров да черепашек-ниндзя и впрямь интереснее…

На географических картах Дальнего Востока имя Арсеньева, присвоенного природным объектам, встречается неоднократно, его именем названы растения и животные. Есть город Арсеньев. Много памятников во Владивостоке, в Москве и других местах. В 1972 году появилось на карте и имя Дерсу Узала.

Книга В. К. Арсеньева вдохновила знаменитого японского режиссёра Акира Куросава. Фильм снят совместно с российскими (советскими) кинематографистами в 1975 г. на студии «Мосфильм». В главных ролях Юрий Соломин и Максим Мунзук.  Это воистину уникальный фильм. Он признан одним из лучших фильмов 70-х годов, о чём говорят и награды – золотой приз IX Московского  международного кинофестиваля, а также (внимание!) премия «Оскар» американской киноакадемии 1975 года за лучший иностранный фильм. Было много и других наград. Однако, в таких изданиях, как «100 великих отечественных фильмов» и «100 великих зарубежных фильмов» о фильме «Дерсу Узала» нет ни слова.

Не только со страниц книги, но и с экрана прозвучала обращённая ко всему миру фраза, с которой происходит знакомство читателей (зрителей) и Дерсу Узала:

- «Стреляй не надо! Моя люди!»

Зенкова Евгения Николаевна, ведущий библиотекарь ГАУК ТОДНБ